Понеділок, 18.06.2018, 22:12
Вітаю Вас Гість | RSS

Украинский литературный сервис

Категорії розділу
Форма входу

вірші

Головна » Статті » Мої статті

Связь времён
Андрей очнулся от сильной боли в правой руке. Пошевелил пальцами, но не почувствовал их. Вокруг была абсолютная темнота. Он попытался поднести руку к глазам, но не смог. Страшная боль расползалась по всему телу. Было сыро и душно.
- Где я? – произнёс он, но вопрос застыл в зловонном мраке.

Он сопровождал двух бойцов срочников ВСУ, раненных во время обстрела донецкими сепаратистами, которые зверствуют на захваченной ними части территории Донбасса. В основном это наёмники со всей территории Российской Федерации и не только. Война- она, как разлагающееся тело убитого животного, на запах которого слетаются стервятники-падальщики всех видов. Защищать от агрессора родину – это одно, а быть легионером удачи ради денег, наёмником убийцей, мародёром- это что-то другое, мерзкое и встреча с этой мерзостью не сулит ничего хорошего.
Увидев на борту УАЗика, по прозвищу «пилюля», красный крест, сепаратисты стали бешено его обстреливать.
УАЗик оказался на боку в кювете. От удара Андрей потерял сознание и очнулся, почувствовав на своем лице что-то тяжёлое и грязное. Это была нога обутая в берцы.
Он пришёл в себя в каком-то помещении от того, что на него вылили холодную воду. Его стал допрашивать боевик в военной форме со знаками отличия российской армии, судя по всему он был здесь главным. Андрей не вникал в суть вопросов. Он смотрел в глаза человека, который ему что-то говорил и думал лишь о том, как это дико, когда люди разговаривающие на одном языке совершенно не в состоянии понять друг- друга. Допрашивающий понял, что пленный не заговорит и бросил взгляд поверх головы Андрея и в тот же момент его стали жестоко избивать. Били куда попало, оторвался рукав рубашки и оголилась рука с татуировкой «Слава Украине» под трезубом. Лица мужчин, принимавших участие во всём этом, исказились от лютой ненависти. В душном помещении воцарилась свинцовая пауза. Кто- то вышел и через минуту вернулся. Андрея бросили лицом на пол, заломили руки и он почувствовал невыносимую тошноту, стало невыносимо жарко и все вокруг исчезло, исчез он сам, погрузился в темноту и полное отсутствие само восприятия. Время неумолимо стремилось к нулю.
Он открыл глаза, но мрак остался…. Он явно услышал: «…был хаос и тьма над бездною, и дух Божий носился над водою…», но тот час понял, что это звучат его собственных мысли , почувствовал нестерпимую жажду и его тело стало лихорадить. Он попытался позвать людей, но издал лишь стон и ним овладело ощущение, словно он погружается в какую-то вязкую жидкость. Боль отступила. Он видел, нет- скорее чувствовал, бледный свет. Свет почему-то был не перед ним, а сзади, где-то в области затылка.
-Это конец,- опять произнёс тот же голос и он опять осознал, что это его собственные мысли.

***
Бледное пятно всё интенсивнее расширялось где-то позади него, за его спиной, но он видел этот свет. Он погружался в него всё глубже и по мере погружения терял ощущение собственного тела, не стало чувства боли и ощущения жажды.
Вот он одет в знакомую со старых фотографий военную форму красной армии образца 1941 года. Слышны взрывы, стреляют, опять бой. Это Крым.
Его призвали в Красную Армию. И вот война. А ведь его дом так далеко от этих мест и совсем недавно он был гражданином Польши. Маленькая деревня Вийське, где сливаются речка Вигор с рекою Сан возле города Санок. Карпаты, две горы: Собэн и Кальвария. Там были сёла с преимущественно этническими украинцами, которых поляки называли русынами. В село сначала пришли немцы, одетые в элегантные обмундирования и прекрасно экипированные, вежливые и корректные. Мотоциклы их поблескивали бензобаками в солнечных лучах уходящего лета 1939 года. Почти сразу их сменили русские, с лицами почему-то похожими на китайцев. В разбитых сапогах и ботинках, обмотанных портянками и верёвками. Ветхие шинельки висели на солдатах мешковиною. Винтовки за их плечами болтались на бельевых верёвках.
Пришли одни, их сменили другие, страшные с виду, угрюмые, чужие и ненужные. Стала звучать непонятная речь, стали что-то требовать. Начались аресты соседей.
У отца семеро детей, три гектара поля, в том числе на острове по середине реки, с противоположной стороны которой установился немецкий кордон. Польша пала. В 1939 ему было 19 лет. Осенью с сестрою Зоней убирали картошку на острове. Со стороны немецкого кордона к острову иногда прибивались евреи и просили спасти их от гибели. Они с сестрою прятали таких на телеге, присыпали их картошкой и перевозили бродом на свой берег… Это могло стоить им жизни как в случае обнаружения этого факта немцами, так и русскими. Но юность всегда отчаянная.
Его призвали в Красную Армию уже гражданином УССР и он не был в родном селе в момент вступления туда гитлеровцев. Да и не вступили они в село. Это было сплошное и непрерывное движение немецких войск единственной сельскою дорогою в восточном направлении и длилось это движение более месяца с грохотом, шумом и с громкими немецкими маршами..
***
Зенитки на косе Арабатская стрелка отчаянно стреляли, но немецкая авиация прорвалась и начала бомбить с тыла. Боеприпасы закончились. Связь с командованием пропала.
«Плен» - это слово повисло над батареей зенитчиков дамокловым мечом. Ведь товарищ Сталин приказал в плен не сдаваться живьём под страхом расстрела как изменников родины. Никто не промолвил ни слова. Солдаты избегали смотреть друг другу в глаза. И вдруг один сорвался.
- ААААА, Да нах……. Бля…_ и кинулся к кромке косы в сторону моря.
Командир батареи, москвич, лейтенант «И» выхватил из кобуры табельный ТТ и, крикнув «стоять, назад», выстрелил вверх. Но паника уже охватила всех. Солдаты, хаотической обезумевшей толпою, бросились в море, спасаясь вплавь. Комбат подбежал к краю пологого пляжа, обхватил приклад пистолета двумя руками и стрелял в спасающихся бегством людей. Его голубые глаза округлились и, казалось, что в них погас отблеск разума. Он не видел, попал ли он в кого. Он просто выполнял свой долг перед товарищем Сталиным до тех пор, пока не закончились патроны. Когда оглянулся, то увидел его, рядового солдата, оцепеневшего от ужаса. И больше никого. Приставил пистолет к своему виску, нажал курок, но выстрела не последовало. Обойма пуста…….
Товарищ лейтенант был отправлен немцами с колонной русских военнопленных по этапам в германский плен.
*****
А ему, как украинцу, выдали бумагу для явки в Запорожскую комендатуру для решения его дальнейшей судьбы. Но он почувствовал всю нелепость и никчемность всего происходящего. Это не его война, это не его земля. Его дом там- на западе, где гора Кальвария, где речка Вигор впадает в реку Сан….
И он, сбросив с себя всё, что хотя бы как-то напоминало его отношение к красной армии, нашёл какие-то лохмотья и вскоре оказался в городе Запорожье. Становилось холодно. Был октябрь 1941 года. Он, перебиваясь случайной едой, брёл главной улицей уже названной именем Адольфа Гитлера, стараясь не попадать на глаза немецким патрулям. Надо было попасть на вокзал. Случайно его уши уловили львовский диалект двух мужчин. Подошёл, сказал, что тоже со Львовщины. Санок был ещё недавно во Львовском воеводстве. Оказалось, что эти двое везут в товарном вагоне четыре коровы для львовского военного коменданта. Согласились помочь земляку добраться до Львова, несмотря на смертельную опасность. Как только поезд останавливался его прятали в куче коровьего навоза. Немецкий патруль с автоматами и пиками осматривал все вагоны. Могли бы ткнуть пикой в кучу. Мог бы он чихнуть……Но пронесло. Дорога была очень долгой. Война ведь.
Коммерсанты оказались людьми порядочными и милосердными. Во Львове передали ему тёплую одежду. На дворе был уже конец ноября.
Со Львова была долгая дорога по времени, а протяжённостью всего лишь каких-то 150 километров, но ночами пешком и то не всегда. В родном селе бала уже новая епархиальная власть Вийське-Залуж, подконтрольная немецкой комендатуре.
К концу 1941 года деревенский парень мог понимать суть проблем происходящего только из увиденного и услышанного по дороге домой из ада боевых событий.
На территории оккупированной Гитлером Украины и Польши к этому времени уже существовали две «фракции» ОУН: ОУН-б- Бандеровцы, или революционные и ОУН-м Мельниковцы. С апреля 1941 года Бандеровцы стали называться самостийныками- державниками и возлагали большие надежды на Германию, как на патронат воссозданной Украинской державности без московского большевистского «интернационализма» с его гулагами. Тем более, что в Западной Украине люди были хорошо проинформированы священниками о голодоморе устроенном на востоке Украины в 30 годах сталинским режимом.
Тарас Боровец, свидетель голодомора, перешёл советско-польскую границу и издал пять томов под названием «людоеды», а позже стал ярым борцом против советов в рядах УПА под псевдонимом Тарас Бульба.
Так что симпатии к Гитлеру в начальный период противостояния Германии с СССР вполне логичны. Всё изменилось, когда гитлеровский нацизм открыл истинное лицо.
30 июня 1941г. во Львове ОУН(б) провозгласила создание Украинской Самостийной Державы, и поручила формирование правительства Ярославу Стецько. Обеспечить акцию было возложено на батальйон "Нахтигаль" (под командованием сотника Романа Шухевича), который утром прибыл на место (вместе с батальйоном "Роланд" под командованием майора Евгена Побигущого) и создал Дружины Украинских Националистов (ДУН)).
Немецкаое верховное командование отреагировало молниеносно: Степан Бандера и Ярослав Стецько были арестованы и депортированы в Берлин, а оттуда - после отказа отозвать Акт восстановления Украинской Державы, в концентрационный лагерь Заксенгаузен. В концлагере они находились до сентября 1944г. Было уничтожено и заключено в лагеря много других бандеровцев. В 1942 году в Освенциме погибли братья Степана Бандеры Василь и Олекса.. Провид взял на себя Микола Лебедь (до 1943 г.). Организация переходит в подполье и начинает подготовку к вооруженному сопротивлению и восстанию против немцев.. Немецкая СД отчитывалась Берлину, что «носителем враждебных течений среди украинцев, как и прежде, являются сторонники Бандеры».

ОУН(м) – мельниковцы осудили радикализм Бандеры в вопросе провозглашения державности и проявили склонность к более гибкой политике, считая открытую конфронтацию с немецкой мощью преждевременной и вредной для национальной идеи.. Мельниковцы создали в Киеве Украинскую Национальную Раду и газету "Українське Слово". Но в декабре 1941г. членов Рады немцы арестовали, часть из них казнены Бабином Яру, там было расстреляно 621-го члена ОУН(м), в том числе известная украинская поэтеса Олена Телига. Сам Мельник до января 1944 г. находился под домашним арестом в Берлине, а потом - в концлагере Заксенгаузен.
Лояльность к немцам закончилась. Началась подпольная борьба сторонников украинской национальной идеи к подготовке активного сопротивления против немецких оккупантов, в равной мере, как и большевистских.
В 1941 году происходило формирование стратегии национальной украинской идеи со всеми противоречиями характерными для подобных политических инсинуаций и простому человеку, тем более из сельской местности, было очень сложно во всём разобраться.
В лесах появились группы людей, состав которых был очень разношёрстым: были беглые и потенциальные уголовники, дезертиры; были обиженные люди властями разных времён, соседями и т.д. Были и сбежавшие из немецкого плена, были и просто случайные люди. Отличия были только в национально политических предпочтениях: проукраински настроенные – это боевая сила для будущей УПА, а польские националисты вступали в ряды Армии Крайовой, которая корректировалась из Лондона теневым польским правительством в изгнании. Между ними сразу же началась жестокая лесная война, хотя и в украинской среде и в польской были смешанные браки и , как следствие, целые поколения людей, для которых и поляк и (русын) украинец был одинаково близок. Даже поговорка была: «украинец до сраки, поляк до дупы, а на том свете сойдёмся до купы»….. Неприязнь и раздел по национальному признаку был выгоден только политикам, толстосумам и фанатикам – потенциальным садистам….
Он оказался в одном из отрядов. Сначала надо было просто работать с местным населением на предмет поставки продовольствия для отряда. Но каждое событие имеет причинно-следственную связь и очень скоро пришлось вступать в вооружённые столкновения с армией Крайовой, когда те представляли реальную угрозу украинскому населению сёл, в каждом из которых жили родственники кого – ни будь из членов отряда.
Со временем всё сильнее осознавались слова Степана Бандеры:
«Понятие "украинского националиста", "националистического движения", имеет совсем другое значение, чем подобные терминологии на Западе. Украинское националистическое движение не имеет ничего общего с нацизмом, фашизмом или национал-социализмом. Украинский национализм борется против империализма, против тоталитаризма, расизма и всякой диктатуры или применения насилия. Имя "Украинский националист" созвучно с "украинский патриот", который готов бороться за свободу своего народа, жертвовать для своего народа всем, чем он владеет, даже жизнью ... Мы боремся со стремлением большевиков навязать другим народам господство России».
И чем сильнее осознавалась причастность к возрождению украинской державности, тем более острой становилась позиция в отношении врага, а он был многоликим: это и поляки, ненавидевшие украинцев, это были и немцы, уничтожившие шансы на самостийность Украины как таковой, это и большевики с их репрессивной политической экспансией.
В июне 1943 г. в Карпатах разрозненные отряды были преобразованы в УПА. Их официальное название - Украинская народная самооборона. (Http://www.oocities.org/ua_ukraine/ukrayinarus105.html)
С весны 1944года, через село Вийське опять время от времени проезжали немцы. Но теперь они ехали в западном направлении и маленькими группками солдат, а иногда и вовсе по одному. Теперь они не были весёлыми и респектабельными, но бесчинств не чинили. Они просто куда-то очень торопились.
С востока надвигалась новая мощная беспощадная сила, готовая подавить любое сопротивление или малейшее несогласие.
***
Тёмная камера польской тюрьмы. Его уже приговорили к расстрелу. В другом углу на цементном полу тоже узник.
-Кем пан ест? (вы кто?)
Оказалось, что сосед по камере враг, боец Армии Крайовой и тоже приговорён к расстрелу.
Для армии Людовой, присягнувшей новообразованной просоветской власти республики Польша одинаково являются бандитами, как украинские бандеровцы, так и члены Армии Крайовой.
Поляк выслушал историю украинца и сказал:
- Меня всё равно расстреляют, а у тебя есть шанс. Добивайся, что бы тебя судили в СССР, ты ведь был призван в армию, как гражданин УССР, а за линией Керзона ты оказался после нового проведения границы между УССР с Польшей после ухода немцев.
Это спасло ему жизнь, но он оказался в Магадане на долгие 15 лет. Хрущёвская амнистия сократила этот срок на семь лет. За это время его родных, высланных из родных мест по договорённости между поляками и сталинским режимом, раскидала судьба по всей стране, которая называлась СССР. Одна из сестёр нашлась в Донецкой области, куда он и приехал истощавший до 45 килограмм при росте 180см. Там женился и жена родила ему сына, которого назвали Андреем.
****
Бойцы ВСУ после жестокого обстрела сепаратистами всё-таки дали мощную ответку и отбросили бандитов на несколько километров. При осмотре разрушенного здания обнаружили вход в подвал. Подсвечивая фонариками спустились бетонными ступеньками, присыпанными тем, что осталось от штукатурки и кирпича. Двери удалось открыть легко, от взрывов они уже почти не держались на петлях. В свете фонариков увидели лежащего в луже крови человека, а в метре от него лежала отрезанная с предплечьем кисть руки и ещё можно было рассмотреть трезуб, и под ним угадывалась надпись «Слава Украине»

От автора:
События осени 1941 г. советский писатель К. М. Симонов отобразил в повести «Пантелеев», в которой есть и Арабатская стрелка, и погибшая рота. Есть и другие рассказы. Симонов писал так, как это было надо для поддержания в тонусе патриотической эйфории советского народа в свете решений ЦК КПСС, потому что за термином «народ» в СССР всегда терялась отдельно взятая личность. Человек? Это всего лишь винтик маховика товарища Сталина, потом Хрущова, потом Брежнева, а в сегодняшней России- Путина… Конечно же произведения Симонова были конъюнктурными, писались как это было надо для руководящей и направляющей компартии, но читались с интересом, как сказки…. Я попытался передать несколько фрагментов историй, рассказанных реальными людьми, придать им некую художественную форму, провести паралели во времени. К сожалению я не писатель, но я бы с удовольствием поработал бы с настоящим художником слова для отображения некоторых моих замыслов, за которыми стоят реальные события, как с отрубленной рукой за два слова. Парень в реальности остался живым, он проживает в городе Ст.Самбор. Есть в ЮТУБЕ про него. https://www.youtube.com/watch?v=LTIpnf16Id0
Категорія: Мої статті | Додав: kps10 (23.12.2016) | Автор: ГГеннадій Бакаєв E
Переглядів: 158 | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *:
Пошук

Друзі сайту
  • Рукопис