Понеділок, 21.05.2018, 00:21
Вітаю Вас Гість | RSS

Украинский литературный сервис

Категорії розділу
Форма входу
Головна » 2012 » Травень » 5 » Один из Корней детской поэзии - 3: Айболит или Дулиттл?
14:39
Один из Корней детской поэзии - 3: Айболит или Дулиттл?

Одной из особенностей творческой манеры Чуковского является наличие т.н. "сквозных" персонажей, которые переходят из сказки в сказку. При этом они не объединяют произведения некий последовательный "сериал", а как бы параллельно существуют в нескольких мирах в разных вариациях.
Например, Мойдодыра можно встретить в "Телефоне" и "Бибигоне", а Крокодила Крокодиловича - в "Телефоне", "Мойдодыре" и "Бармалее". Недаром Чуковский иронично называл свои сказки "крокодилиадами". Еще один излюбленный персонаж - Бегемот - существует в "мифологии" Чуковского аж в двух обличьях - собственно, Бегемота и Гиппопотама, которых автор просит не путать ("Бегемот - аптекарь, а Гиппопотам - царь").

Но наверное самым многовариативными персонажами писателя стали добрый доктор Айболит и злой пират-людоед Бармалей. Так в прозаическом "Докторе Айболите" ("пересказе по Гью Лофтингу") - доктор родом из зарубежного города Пиндемонте, в "Бармалее" - из советского Ленинграда, а в поэме "Одолеем Бармалея" - из сказочной страны Айболитии. То же и с Бармалеем. Если в одноименной сказке он исправляется и едет в Ленинград, то в прозаическом варианте его сжирают акулы, а в "Одолеем Бармалея" и вовсе расстреливают из автомата.

Рисунок В. Конашевича из прозаического пересказа "Доктор Айболит".

Сказки об Айболите - постоянный источник споров о плагиате. Одни считают, что Корней Иванович бессовестно украл сюжет у Хью Лофтинга и его сказок о докторе Дулиттле, другие же - считают, что Айболит возник у Чуковского раньше и лишь потом был использован в пересказе Лофтинга.** И прежде, чем мы начнем восстанавливать "темное" прошлое Айболита, необходимо сказать несколько слов и об авторе "Доктора Дулиттла".

Хью Лофтинг (Hugh Lofting) (1886-1947)

Итак, Хью Лофтинг родился в Англии в 1886 г. и, хотя с детства обожал животных (он любил возиться с ними на маминой ферме и даже организовал домашний зоопарк), выучился он вовсе не на зоолога или ветеринара, а на железнодорожного инженера. Однако профессия позволила ему посещать экзотические страны Африки и Южной Америки. В 1912 г. Лофтинг переехал жить в Нью-Йорк, обзавелся семьей и даже начал пописывать в журналы разные профильные статьи. Но так, как он еще оставался британским подданным, то с началом 1-й Мировой войны его призвали на фронт лейтенантом Ирландской гвардии. Его дети очень скучали по папе, и он обещал постоянно писать им письма. Но разве напишешь малышам об окружающей кровавой бойне? И вот под впечатлением от картины гибнущих на войне лошадей Лофтинг начал сочинять сказку о добром докторе, который выучил звериный язык и всячески помогал разным животным. Доктор получил весьма говорящее имя "Do-Little" ("Делать малое"), заставляющее вспомнить Чехова и его принцип "малых дел".

Х. Лофтинг:
"Мои дети ждали дома писем от меня - лучше с картинками, чем без. Вряд ли было интересно писать подрастающему поколению сводки с фронта: новости были либо слишком ужасными, либо слишком скучными. К тому же все они цензурировались. Одна вещь, однако, все больше привлекала мое внимание - это значительная роль, которую играли в Мировой войне животные, причем с течением времени они, похоже, становились не меньшими фаталистами, чем люди. Они рисковали так же, как и все мы. Но их судьба сильно отличалась от людской. Как бы серьезно ни был ранен солдат, за его жизнь боролись, все средства хирургии, прекрасно развившейся за время войны, были направлены ему на помощь. Серьезно раненную лошадь пристреливали вовремя пущенной пулей. Не очень справедливо, по-моему. Если мы подвергали животных такой же опасности, с которой сталкивались сами, то почему же не окружали их таким же вниманием, когда они получали ранение? Но, очевидно, чтобы оперировать лошадей на наших эвакуационных пунктах, потребовалось бы знание лошадиного языка. Так у меня зародилась эта идея...".

Все свои книги Лофтинг иллюстрировал сам.

Когда Лофтинга из-за ранения демобилизовали, он решил переработать свою сказку. На корабле, плывущем в Нью-Йорк, рукопись увидел британский поэт Сесил Робертс и рекомендовал обратиться к издателю. И вот в 1920 г. в США вышла "История доктора Дулиттла", проиллюстрированная самим автором. Издание имело стабильный успех, и за всю свою жизнь Лофтинг написал 14 книг о Дулиттле.

В 1924 г. "Дулиттла" заметили и в Советской России. Издательство заказало аж два перевода сказки. Первый был рассчитан на детей среднего возраста, и его выполнила Е. Хавкина. Впоследствии он был забыт и больше в СССР не переиздавался. Зато второй вариант, носивший заголовок "Гай Лофтинг. Доктор Айболит. Для маленьких детей пересказал К. Чуковский", имел долгую и богатую историю. Именно целевая аудитория стала причиной того, что язык сказки очень упрощен. Кроме того, Чуковский писал, что он "внес в свою переработку десятки реалий, которых нет в подлиннике".
И действительно, в новых изданиях "пересказ" постоянно перерабатывался. Так Дулиттл превратился в Айболита, собака Джип - в Авву, поросенок Джаб-Джаб - в Хрю-хрю, занудная ханжа-пуританка и сестра доктора Сара - в совсем уж злобную Варвару, а туземный король Джолингинки и пират Бен-Али вовсе сольются в едином образе пирата-людоеда Бармалея.
И хотя пересказ "Доктор Айболит" постоянно сопровождал подзаголовок "по Гью Лофтингу", в издании 1936 г. появилось загадочное редакционное послесловие:
"Несколько лет назад произошла очень странная вещь: два писателя на двух концах света сочинили одну и ту же сказку об одном и том же человеке. Один писатель жил за океаном, в Америке, а другой - у нас в СССР, в Ленинграде. Одного звали Гью Лофтинг, а другого - Корней Чуковский. Друг друга они никогда не видели и даже не слыхали друг о друге. Один писал по-русски, а другой по-английски, один стихами, а другой - прозой. Но сказки получились у них очень похожие, потому что в обеих сказках один и тот же герой: добрый доктор, который лечит зверей...".

Так всё-таки: кто придумал Айболита? Если не знать, что первый пересказ Лофтинга вышел еще в 1924 г., то кажется, что Чуковский просто взял Айболита из своих стихотворных сказок и просто поместил в пересказ. Но с учетом этого факта всё выглядит не так однозначно, ведь "Бармалей" был написан в том же году, что и пересказ, а первая версия стихотворного "Айболита" и вовсе спустя 4 года.

"Добрый доктор Айболит! / Он под деревом сидит. / Приходи к нему лечиться / И корова, и волчица..." (рис. В. Сутеева)

Сам Чуковский утверждал, что доктор появился еще в первой импровизационной версии "Крокодила", которую он сочинял для больного сына.

К. Чуковский, из дневника, 20.10.1955.:
"… и там был "Доктор Айболит" в качестве одного из действующих лиц; только он назывался тогда: "Ойболит". Я ввел туда этого доктора, чтоб смягчить тяжелое впечатление, оставшееся у Коли от финского хирурга".

Чуковский также писал, что прообразом доброго доктора для него стал еврейский врач из Вильно - Тимофей Осипович Шабад, с которым он познакомился в 1912 г. Он был настолько добр, что соглашался бесплатно лечить бедняков, а иногда и зверюшек.

К. Чуковский:
"Доктор Шабад был самый добрый человек, которого я знал в жизни. Придет, бывало, к нему худенькая девочка, он говорит ей: "Ты хочешь, чтобы я выписал тебе рецепт? Нет, тебе поможет молоко. Приходи ко мне каждое утро и получишь два стакана молока".

Действительно ли роилась в голове Чуковского идея написать сказку о зверином докторе, или нет, ясно одно: стимулом для ее появления явно послужило знакомство с Лофтингом. А дальше уже началось практически оригинальное творчество.

Первой стихотворной сказкой, где появился доктор и его антагонист стал "Бармалей" (опубликован в 1925 г.). своим именем злодей обязан Бармалеевой улице, на которую как-то вышли во время прогулки по Ленинграду Чуковский и художник М. Добужинский.

К. Чуковский, "Чукоккала":
"- Почему у этой улицы такое название? - спросил я. - Что это был за Бармалей? Любовник Екатерины Второй? Генерал? Вельможа? Придворный лекарь?
- Нет, - уверенно оказал Добужинский. - Это был разбойник. Знаменитый пират. Вот напишите-ка о нем сказку. Он был вот такой. В треуголке, с такими усищами. - И, вынув из кармана альбомчик, Добужинский нарисовал Бармалея. Вернувшись домой, я сочинил сказку об этом разбойнике, а Добужинский украсил ее прелестными своими рисунками".

"Но злодей Айболита хватает / И в костёр Айболита бросает. / И горит, и кричит Айболит: / "Ай, болит! Ай, болит! Ай, болит!" (рис. В. Конашевича)

"Бармалей" - наверное, одна из самых бесшабашных сказок писателя, недаром он сам называл ее то "опереттой", то "авантюрным романом для маленьких детей".

К. Чуковский, "Рабочая тетрадь", 1924-1926:
"Свою сказку о Бармалее я назвал опереттой, потому что она состоит из целого ряда лирических арий, соединенных пародийно воспринятой драматической фабулой. Но, конечно, это оперетта не вокальная, а чисто словесная, так как, по-моему, в детях с самого раннего возраста необходимо воспитывать чувство не только музыкального, но и стихотворного ритма. Этой задаче я старался служить всеми своими детскими книжками, поскольку фонетика выдвинута в них на первое место (и всякому изменению сюжета соответствует изменение ритма). Но словесную оперетту я пишу впервые...".

К. Чуковский, "Рабочая тетрадь", 1924-1926:
"Бармалей написан, так сказать, из полемики. Как-то среди педагогов зашел разговор о том, что авантюрная повесть доступна лишь 13-15-летним подросткам и что маленькие дети лет пяти будто бы для нее не созрели. Выходило так, что все эти Буссенары и Куперы специально приспособлены для детей того возраста, который соответствует тому периоду истории человеческой расы, когда человек был номадом-кочевником, так как им еще не свойственна любовь к природе".

Несмотря на, открывающую сказку, мораль о том, почему детям не стоит гулять по Африке, Танечка и Ванечка не только по ней гуляют, но еще и ведут себя крайне по-хамски. В первоначальной редакции дети были еще наглее - они катаются на хвосте гориллы (вообще-то горилла бесхвостая) и грозятся "наставить фонарей" самому Бармалею. После чего Бармалей вполне справедливо собирается поджарить их на костре. Кстати, в ранней версии и на первых рисунках людоед изображается по-африкански "черномазым", как и король Джолингинки у Лофтинга (впоследствии негритянское описание, по понятным причинам, исчезнет).
Но тут на помощь наглым детям прилетает доктор Айболит. Он никого здесь еще не лечит, да и Бармалею не соперник, поэтому тоже оказывается в костре. Однако, какой-то авторитет у зверей Айболит имеет и на помощь ему приходит хорошо известный Крокодил. Дальнейшее известно - исправительный срок в крокодильем животе и "на свободу с чистой совестью".
Как видите, от Лофтинга в этой сказке не осталось почти ничего.

То же касается и второй стихотворной сказки об Айболите, которую с "Дулиттлом" объединяет лишь сама канва путешествия доктора в Африку, с целью вылечить зверей.

К. Чуковский:
"Вдохновение нахлынуло на меня на Кавказе - в высшей степени нелепо и некстати - во время купания в море. Я заплыл довольно далеко, и вдруг под наваждением солнца, горячего ветра и черноморской волны у меня сами собой сложились слова:

О, если я утону,
Если пойду я ко дну...

Голышом побежал я по каменистому берегу и, спрятавшись за ближайшей скалой, стал мокрыми руками записывать стихотворные строки на мокрой папиросной коробке, валявшейся тут же, у самой воды, и сразу в какой-нибудь час набросал строк двадцать или больше. Ни начала, ни конца у сказки не было".

Во время лечения в Кисловодске в 1928 г., наблюдение за окружающими родило у Чуковского еще одно четверостишие.

"А кругом больные, бледные худые
Кашляют и стонут, плачут и кричат -
Это верблюжата, малые ребята.
Жалко, жалко маленьких бедных верблюжат".

В 1929 г. сказка была закончено и опубликована в журнале "Ёж" - правда, под совсем другим названием...

До сих пор турагенства ЮАР недоумевают по поводу странной притягательности для русских туристов малоинтересной речки под названием Лимпопо. Именно "Лимпопо" было первым названием сказки "Айболит". Название речки пришло из "Слоненка" Р. Киплинга, которого переводил Чуковский. Оно же стало первым длинным словом, которое произнесла его дочка Мура (Мария), а среди детей писателя и своеобразным синонимом слова "хорошо".

"Вот и вылечил он их,
Лимпопо!
Вот и вылечил больных.
Лимпопо!
И пошли они смеяться,
Лимпопо!
И плясать и баловаться,
Лимпопо!"

К. Чуковский читает свою сказку дочке Муре, 1926 г.

Забавная фонетика слова была намного важнее для чуковского нежели географические реалии. Если вы начнете при чтении "Айболита" сверять расположение мест на карте, то изрядно опешите.

"Мы живём на Занзибаре,
В Калахари и Сахаре,
На горе Фернандо-По ,
Где гуляет Гиппо-по
По широкой Лимпопо".

Очень впечатляет и букет заболеваний у зверушек:

"И ставит и ставит им градусники!" (рис. В. Сутеева)

"И корь, и дифтерит у них,
И оспа, и бронхит у них,
И голова болит у них,
И горлышко болит".

и нетрадиционные методы лечения Айболита.

"И бежит Айболит к бегемотикам,
И хлопает их по животикам,
И всем по порядку
Даёт шоколадку,
И ставит и ставит им градусники!"

Зато всё это прекрасно понимают маленькие читатели.

Кстати, машинописная версия "Лимпопо" отличалась от изданной довольно сильно. Во-первых, в ней снова появлялся злодей Бармалей, нападающий на доктора по пути. Во-вторых, практически впервые в детском творчестве Чуковского возникала "социальная" тема, когда сильные и хищные звери не дают Айболиту лечить слабых и мелких, в результате чего начинается настоящая война, в которой "униженные и оскорбленные" дают отпор "угнетателям".
Тогда Чуковскому хватило вкуса и меры убрать эти отрывки.

Вскоре "Лимпопо" сменила название на "Айболит", а сам доктор становится одним из популярнейших персонажей советской культуры. Айболита даже изображают на иллюстрациях сказки "Телефон", хотя изначально под ее героем подразумевался сам автор. Чуковский даже отобразил в ней, мучавшую его всю жизнь, бессонницу:

"Я три ночи не спал,
Я устал.
Мне бы заснуть,
Отдохнуть…
Но только я лёг -
Звонок!"

В 1938 г. на основе 2-й и 3-й частей прозаического "Доктора Айболита" был снят фильм по сценарию Е. Шварца со знаменитой песенкой:

Бармалей из м/ф 1985 г.

"Шита рита, тита дрита!
Шивандаза, шиванда!
Мы родного Айболита
Не покинем никогда!"

В 1967 г. выйдет веселый музыкальный фильм "Айболит-66", где особенно запомнится песенка про "нормальных героев" и Бармалей в исполнении Ролана Быкова.
А в 1985 г. на экранах появится и вовсе ироничный мультсериал "Доктор Айболит", включивший в себя почти весь сказочный эпос Чуковского.

За бортом останется лишь одна сказка про Айболита, в которой Чуковский впервые нарушит несколько своих принципов. Но об этой сказке и взаимоотношениях писателя с советской цензурой речь еще впереди.



ПРИЛОЖЕНИЕ

Анекдоты по Чуковскому

- Спирт, клофелин и димедрол - именно эти три компонента делали Айболита добрым...

Когда-то давным-давно жил-был добрый доктор Айболит. Он отрезал ноги у богатых и пришивал их бедным...

Выходит из спални МОЙДОДЫР, а ему навстречу из кухни выбегает ЖРУДОРВОТЫ.

Мойдодыр - мальчику:
- Вот тебе мыло душистое и... верёвка пушистая!
Категорія: публіцистика | Переглядів: 636 | Додав: GOR | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *:
Пошук

Друзі сайту
  • Рукопис