Неділя, 27.05.2018, 06:13
Вітаю Вас Гість | RSS

Украинский литературный сервис

Категорії розділу
Форма входу

проза

Головна » Файли » Мої файли

НЕНАЙКА - УКРАИНЕЦ (Сказка) Автор Александр Ткач
05.05.2012, 15:14

НЕНАЙКА - УКРАИНЕЦ (Сказка)

В одно прекрасное утро, радостный и счастливый, и как всегда в хорошем расположении духа проснулся Ненайка в своём маленьком, саманном, крытом черепицей домике. В окошко весело пробивался солнечный лучик, играя на беленой мелом стенке, ласковым зайчиком. Впрыгнув в свои войлочные туфли, стоявшие на глиняном полу возле старой его, деревянной кровати, Ненайка залихватски продекламировав:

«Я, - поэт, зовусь, - Ненайка,

От меня вам, - балалайка!..» -

Он выбежал во двор к колодцу, чтобы совершить как всегда утренний моцион, - умыться холодной, колодезной водой.

Что-то насторожило его, - но, что? Ненайка повертел по сторонам головой, посмотрел в небо, и даже к земле опустил голову, остановив на мгновение свой взгляд, на стёршихся носках своих войлочных туфель. Всё будто бы по-прежнему: и солнце на небе круглое, и листики на деревьях зелёные, и вода студёная, - а вот, что-то не так!

- Привет, Ненайка! Всё спишь, ну-ну!.. – Это был Гвинтик, его сосед. Добрый, мастеровой малый, вечно чем-то занятый, постоянно что-то мастерящий.

Последние слова тоже удивили Ненайку. Ничего необычного, будто в этом не было, Гвинтик всегда приветствовал по утрам Ненайку так, но вот это: «ну-ну»?

- А, что, «ну-ну», Гвинтик? Болты на гайках не закручиваются, или «разводной» ключ, - «не разводится»? – всё таким же весёлым голосом проговорил он.

- Эх, ты, болты, гайки!..- с какой-то напускной весёлостью ответил тот, - … жизнь меняется, - в Европу идём!..

- Ух, ты! С кем?.. – у Ненайки даже дух захватило, как будто он, ещё дополнительно два ведра студёной воды вылил себе на голову.

- С кем, с кем?.. - передразнил его Гвинтик, - … с хорошими людьми идём. С торговцами и интеллигентами идём!.. Да, ну тебя, некогда мне, - махнул он рукой, - работать надо, чтобы взяли, а то… - И не договорив, куда-то побежал со двора.

«Дела-а!..» - подумал Ненайка.

Быстренько утёршись старым, застиранным полотенцем, даже не позавтракав, выбежал со двора и он. Первое, что ему бросилось в глаза, это то, что их прекрасный цветочный луг, был полностью и тщательно огорожен высоким забором, за которым виднелся огромный особняк с высокими башнями-шпилями по сторонам.

«Эт-т, ещё, что такое?.. – поразился Ненайка, - … Кто осмелился луг поганить? Куда Найка смотрел? Немедленно нужно во всём разобраться, и всё вернуть на свои места!.. – негодовал Ненайка.

По улице Кисейного городка сновали туда - сюда озабоченные человечки.

«Да это в самый раз Найка и построился! Замок себе возвёл!..» - пробегая мимо, с воодушевлением проговорил один из них, услышав последние слова Ненайки. И проговорил он это почему-то громко, задорно. Ненайка, был удивлён таким их поведением. Один чему-то радуется, непонятно чему. Другие, пробегали мимо и как будто не замечали его. Раньше никогда такого не было. Обычно, человечки начинали своё утро с радостных приветствий, добрых пожеланий друг другу, восхищений новым днём, песнопений, стихочтений. А сегодня, бегают, мечутся, даже не замечая друг на друга. И радуются ещё тому, что луг испоганили, - их самый дорогой луг, можно сказать: символ Цветочного городка. Всегда весёлый, неунывающий Ненайка, вдруг растерялся.

Вот мимо него промчался Шпонтик. Ненайка хотел, было, ухватить его за рукав рабочей куртки, которую Шпонтик никогда не снимал, разве только что, на ночь, - гордясь своей принадлежностью к рабочему классу, но тот ловко увернулся, и злостно глянув на Ненайку, скороговоркой проговорил:

- Отвали, «Фитиль», некогда! Видишь, человек спешит, а ты под руку лезешь, «Шпала» ленивая! Здесь нужно успеть, а ты… а-а!.. – и он, махнув рукой, помчался дальше вдоль улицы.

Ненайка опешил. Ну, хорошо: он был высокий, и очень худой, - это правда! На вытянутой кверху голове, которая к макушке сужалась, будто заострённый карандаш, - он всегда носил маленький, синий берет. Да, у него все члены были вытянуты: и руки,- до колен, и ноги длинные и худые. Даже нос у него был как у сказочного Буратино, только не острый, а округлый. Да, называли его близкие друзья в шутку «Фитиль». Но никто и никогда ещё, не называл его «Шпалой ленивой». Ну и что, - что спал Ненайка всегда до позднего утра?.. Но ведь он и ложился далеко за полночь!.. Пока не попрощается, и не пожелает спокойной ночи всем своим многочисленным друзьям; пока не пропоёт им свои вечерние серенады; пока не налюбуется ночным небом, с его огромной, серебряной, загадочной Луной, и манящими к себе синими, мерцающими звёздами.

Ненайку называли все поэтом-аматором. И в отличие от профессионального поэта Словенчика (который сам себя так гордо именовал), в журнале Кисейного городка «Весёлые катиньки», - не печатался. Но все его уважали и любили. За мягкий нрав, доброе сердце, открытую душу, желание всегда и к каждому прийти на помощь. Да, домик у Ненайки ничем не выделялся в ряду домиков других жителей городка, а быть может, выглядел даже и скромнее. Но это не значит, что он был ленив. Просто для него, материальные блага по шкале ценностей, значили гораздо меньше, чем духовные; потому, что написанное от души стихотворение, приносило ему больше удовлетворения, чем для кого-то, подаренный велосипед.

«Что же это творится в городке?.. Неужели я так долго спал, что проспал нечто главное?..» - подумал Ненайка. Хорошо присмотревшись к озабоченным человечкам, он обратил внимание на то, что все они двигаются в одном направлении, - к тому огромному особняку на Цветочной поляне, огороженному высоким забором.

«Пойду-ка и я, туда!..» - решил Ненайка, и легко влившись в поток двигающихся человечков, направился со всеми. Вот он нечаянно столкнулся с Ёлочкой, - доброй, ласковой и очень умной девушкой, которая всю себя отдавала людям Кисейного городка. Она была учительницей в вечерней школе, где обучала человечков добродетели и нравственности. Но сейчас в этой вульгарной девчонке, ярко размалёванной, безвкусно одетой в какую-то блестящую блузку, в очень короткой юбке, трудно было узнать ту скромную умницу Ёлочку.

- Ёлка, Ёлочка!.. – заулыбался Ненайка.

- Куда прёшь, урод?.. – ошкирилась она.

Ненайка даже отпрыгнул с перепуга от этого голоса. Он чуть было не сбил какого-то толстого человечка, от которого получил сразу удар кулаком под глаз. Поплыли туманы, а когда они рассеялись, толстый оскорбитель уже ушёл, лишь только стоявшая рядом Ёлочка презрительно смеялась. Видя, что Ненайка пришёл в себя, она злобно проговорила:

- Ты чё урод, у правильных людей под ногами путаешься? И откуда ты меня знаешь, юродивый?..

Ненайка не знал как, и что ответить. «Урод», «юродивый», - он никогда не слышал в её лексиконе таких слов.

- Как, Ёлочка, ведь мы с тобой, сколько вместе стихов по вечерам читали?..

- А-а, это ты, придурок! Это же надо, какой я дурой была, сколько прозявила из-за тебя?.. – И она, по-мужски крупно сплюнув Ненайке под ноги, поспешила в том же направлении.

Ненайка был шокирован: «Что же происходит, может, я ещё сплю?..» - думал он. Но сильно болел глаз, он опух, и сквозь опухоль было плохо смотреть на мир. «Нет, - не сплю!..» - ощупал он глаз. «Да-а… теперь нужно будет смотреть внимательней, а то если и второй глаз подобьют…» - дальше почему-то думать не хотелось.

С тяжёлыми мыслями продвигался Ненайка в толпе человечков к цветочному лугу, на котором располагался помпезный дворец за высоким забором. Человечки сплошным потоком двигались туда же. «Да, что же это такое? Откуда их столько?..» - думал Ненайка. В толпе он видел много знакомых лиц, и даже старых друзей, но умудрённый горьким опытом, старался делать вид, что не замечает их, или не знает совсем. Странное дело, или наоборот, не странное, но и все его знакомые также отворачивали головы, или прятали глаза, делая вид, что не знают его.

«Дела!..» - подумал Ненайка.

Так как Ненайка от рождения был наблюдательный малый, он не сразу, потому что человечков было великое множество, но всё же заметил и понял, что вся это толпа сходится у ворот огромного кирпичного забора, и даже не у ворот, а у небольшой калитки в самих воротах. Человечки, один, за одним, пропадали там. Ажиотажа не было, но все целеустремлённо стремились туда.

- Ты, бомжара, куда прёшь?.. – услыхал он в свой адрес.

«Однако, не так всё просто!..» - подумал он. Его почему-то тоже захватила эта гипнотическая сила движения к воротам. И вот «благодаря» этому оскорбительному обращению он пришёл в себя. Он огляделся, прислушался. Все стремились к воротам: «Новая жизнь… Новая жизнь!..» - слышал он отовсюду. Что за новая жизнь никто не знал, но будто бы: «мудрый Найка нашёл новый путь в светлое будущее…», - и теперь каждый хотел в него быстрее попасть.

«Неужели мы так плохо жили? – с тоской подумал Ненайка. – пили цветочный нектар, ели вкусную землянику. Жили в светлых домиках, каждый занимался любимым делом, и все были счастливы. Я, писал стихи, и по вечерам читал их друзьям. Ёлочка обучала человечков доброте и уважению. Шпонтик радостно трудился в мастерской, где делал всё, что необходимо было человечкам в их жизни. А что же это за «светлое будущее» такое, когда мои друзья злостно обзывают меня «фитилём», «уродом», «придурком»? Когда мои знакомые отворачиваются, делая вид, что они меня не знают, и я тоже делаю такой вид, боясь нарваться на их грубость? Что же это за будущее такое, где бьют в глаз только за то, что человек лишь неловко оступился; где на общественном Цветочном лугу возводят личный особняк; будущее, - в котором человечки из добрых общественников, вдруг превратились в злых индивидуалистов?..

Ненайку вытолкали из очереди, и он, не особо расстроившись, весь погружённый в свои недобрые размышления, стал в конце. Раздумывая о происшедшем, он рассматривал человечков стоявших впереди, и занимавших очередь за ним. Странное дело, Ненайка, будучи активным и подвижным, ранее считал, что знает если не всех, то почти всех жителей Кисейного городка, но этих стоявших в очереди, и подходивших сюда отовсюду человечков, он, казалось ему, видел впервые. «Откуда они все набрались?..» - думал он, разглядывая их хмурые, сердитые лица. Человечки все нервозно дёргались, торопливо сновали туда-сюда, как бы поторапливая очередь, им уж очень не терпелось быстрее пройти в те «заветные» железные ворота. В очереди то и дело слышались слова: «…Найка молодец!..», «райская жизнь!..», «быстрее бы уже, а то вдруг!..»…

- Ну, вот что я видел раньше в своей той жизни?.. - рассказывал один коротышка, возле которого собралась небольшая группа слушателей. - …Работал я шахтёром в копальне. Рабочий день, целых шесть часов, и всего два выходных в неделю. Придёшь на смену, а тебе и медосмотры всякие и техника безопасности… - Задолбали! И план добычи угля для городка выполни, - а тебе за смену только одно «спасибо»! Ну, иногда полтора, никогда два!..

- А что, разве плохо было?.. - не выдержав, вмешался Ненайка. - … Хорошие условия труда, приличная оплата, уважение, почёт в обществе, достойный отдых…

- Молчи носатый!.. - оборвал его коротышка бывший шахтёр. - …Что ты понимаешь! На фиг мне их почёт и уважение, с тем отдыхом в Крыму?.. В Европу к капиталистикам, я же не мог ездить?..

- Почему не мог?.. Мог, ездили же! Только разные ведь мы, потому и не стремились туда!.. – возразил Ненайка. А самого его в душе немного покоробило слово «носатый», и тот неуважительный тон, каким это было сказано. Как мы знаем, у Ненайки был длинный нос, но раньше никто так оскорбительно об этом не отзывался.

- Это может быть, ты не стремился, а вот Найка говорит, что мы все с детства хотели быть капиталистиками, что это с рождения у нас сидит, только мы не видели этого. А теперь Найка нашёл путь к свободе чувств, мыслей и дел, понял, «Фитиль»!.. – Злой коротышка вторично обозвал доброго Ненайку. И добавил:

- Это только такие как ты, уроды, жизни радовались!..

- А вы нет?.. Неужели вам всем так плохо вчера было?.. – Ненайка развёл руками.

- Я вот в больнице работала… - вклинилась в разговор расфуфыренная дамочка, глядя презрительно на Ненайку, - …что мне ваше «спасибо»?.. Лечи вас коротышек, клизмы ставь, градусники, а вы мне: «спасибо»?.. Не надо мне ваше «спасибо», денежку давай!..

Все согласно закивали головами.

- Вот посмотрите на Ёлку? Учительница, блин!.. - проговорила какая-то рыжая особа, - …Такая была правильная, «Сю-сю-сю»!.. Вот я её только что в очереди видела, - «чувырла» раскрашенная какая-то!.. Вчера скромница была, сегодня хоть на панель! А раньше, «жизни» учила!..

Ненайка слушал и не верил своим ушам.

«Что же это с человечками случилось?.. – думал он, - …Вчера ещё, совсем добрые, весёлые, жизнерадостные были… - а сегодня злые, ненавистные, алчные?.. «Спасибо» их, видите ли, не устраивает, денежку им подавай! Видите ли, капиталистиками они мечтали с детства быть?.. Да что же это такое в городке произошло?..»

За такими разговорами, да невесёлыми мыслями Ненайки, подошла и его очередь к железным воротам.

«Один, два, три, четыре… десять, проходи!.. Следующие потом!..» - командовал крупный коротышка с огромной дубиной на плече.

«Где их только таких находят?..» - думал Ненайка проходя во двор, оглядывая мордастое, красное, с бездумными глазами лицо охранника.

Двор был уложен массивными плитами, которые подходили к высоким мраморным ступеням, наверху которых стоял улыбающийся Найка в окружении таких вот мордатых охранников. Найка, - маленький округлый человечек с совершенно лысой головой, пухлыми щёчками, маленькими ручками и короткими ножками. Одет он был в полосатые, желто-чёрную полоску штанишки, малиновый до самых колен пиджак, под которым виднелась голубая шёлковая рубашка, на которой ярко блистала оранжевая «бабочка». Обут он был в лакированные тапочки, на глазах его были огромные роговые очки. Он сердечно улыбался и, протягивая свои маленькие ручки, говорил:

- Заходите дорогие коротышки! Проходите в зал, и вы увидите своё будущее.

Группа человечков, в которой был и Ненайка прошли сквозь массивные дубовые двери в середину и оказались в большом зале. Рядами в глубину уходили мягкие кресла, в которых уже восседали не менее сотни коротышек. Противоположной стены не было, её заменял огромный экран, разделённый надвое. На правой половине экране была видна гладкая, ровная бетонная трасса, уводящая к горизонту, где блистали огнями хрустальные небоскрёбы. По левую сторону экрана, - был разбитый, ухабистый, весь в выбоинах и рытвинах извилистый земляной тракт, уводящий к горизонту, где клубился лишь густой туман, скрывая неизвестное.

По изумительно ровной трассе двигались всего лишь с десяток радостных коротышек. Напыщенных, довольных, с надутыми лицами. Они не общались между собой, зло поглядывая друг на друга, и с гордо поднятыми головами двигались к хрустальным небоскрёбам.

«Счастливчики!.. - Слышались отовсюду с кресел голоса человечков, наблюдающими за ними, - … Скоро и я так буду идти!..» - непременно добавлял каждый.

По разбитому земляному тракту двигалась целая вереница человечков. Их было не счесть, до самого горизонта шли они нескончаемой лентой и скрывались в неведомом, за густыми облаками тумана. Лица их были измождены, плечи понуры. Они низко опускали головы, сгибались в три погибели, как будто их давил невыносимый груз. Из потухших глаз выступали слёзы…

- Смотри ты, ещё и плачет!.. - смеялся кто-то из сидящих в зале человечков.

- А вот та, смотри? Согнулась курица, сейчас упадёт, глупая баба!.. - вторил ему другой, тыкая пальцем в экран.

- А-а, что на них смотреть?.. Неудачники, неумёхи, пыль!.. - презрительным тоном подвёл итог третий.

Но вот экраны потухли, и на образовавшуюся сцену вышел Найка. Его все приветствовали бурными аплодисментами. Он широко улыбался и, выждав, когда в зале наступит тишина, сказал:

- С сегодняшнего дня вы станете совершенно другими! Вас ждёт великое будущее, огромное счастье и миллионы богатств! У ваших ног будет весь мир, и вы будете плыть в океане наслаждений. Теперь вам не нужно будет выращивать землянику, ходить на работу, и считать, сколько дней осталось до выходного. Теперь для вас земляника будет расти сама, работа вам буде не нужна, так как у вас будет всё, и вся ваша жизнь будет сплошной выходной!..

- Но так не бывает!.. – не выдержав, в отчаянии громко выкрикнул Ненайка, - …ведь кто-то же должен производить те блага?..

Найка с удивлением посмотрел в зал, потом нахмурился и со злостью произнёс:

- Кто это ещё там?.. А ну-ка, заберите у него микрофон!..

К Ненайке подскочили два мордоворота, схватили его за руки и придавили к креслу. А кто-то третий заклеил ему скотчем рот. Теперь ему оставалось только слушать.

Найка продолжал:

- Вы видели экран, разделённый пополам. По одну сторону, - счастливое будущее, по другую, - путь в никуда. Что поделать, жизнь сложная штука, и не всем суждено быть счастливыми. Это как лотерея. Никто не знает, что его ждёт. Вот я и подумал: зачем напрягаться, думать, строить? Зачем надеяться, мечтать, разочаровываться?.. Вот сейчас, вы каждый войдёт в кабинку, заполнит тесты, и найдёт свою дорогу. Я уверен, что каждый из вас достоин лучшего и большего, чем имеет сейчас. Потому вы сегодня все и найдёте светлое будущее сразу, в полной мере. А те негативы, что вы видели по левую сторону, - они неизбежны. Но они мизерны, и на них не стоит обращать внимания. Вы все лучшие и достойны большего!..

В зале захлопали, и Найка поклонившись, стал уходить со сцены. Потом он посмотрел в стороне Ненайки и махнул рукой. Ненайку подхватили эти мордовороты, и куда-то поволокли. Шли недолго и оказались в небольшой, уютной комнате. Мягкая мебель, тяжёлые плотные шторы, всё располагало к уединению. В кресле сидел Найка. Усадив Ненайку напротив него, в такое же кресло, мордовороты вышли. Какую-то минуту сохранялось молчание. А потом Найка пристально глядя на Ненайку, задумчиво произнёс:

- Как же это я забыл, что у нас в городке сохранился ещё реликт, беззаботно живущий общественной справедливостью, и слепо верящий во всеобщее равенство и братство человечков? Как же это я забыл Ненайка о тебе, баламуте? Ты ведь у нас в городке пожалуй, один такой остался «слепой», не увидевший перемен!

- Какие перемены Найка? Ты зачем поляну испоганил, построив этот большой дом? Что ты наобещал, и сделал, что коротышки потеряли совесть и превратились в злых индивидуалистов? Какие ты ещё придумал тесты, чтобы разделить человечков на «хороших» и «плохих»?..

- Ха-ха-ха!.. – засмеялся Найка, - да здесь много и нужно было выдумывать, и что-либо изобретать. Главное суметь нащупать и разбудить то низменное и дремучее, что сидит глубоко в человечке, спрятанное под налётом цивилизованности и благовоспитанности. Разбудить в нём хищника. И тогда он забудет о ближнем своём, ублажая лишь себя за счёт этого ближнего. «Человечек человечку, - злой волк!» - вот девиз моего проекта. Я это сделал, и вот ты видишь результат! Зачем мне выращивать землянику, когда я могу заставить это делать тебя. И ты с радостью будешь меня кормить этой земляникой, потому, что «Я» с большой буквы, а ты, - с маленькой!

- Но Найка, ведь не всем хватит места в твоём «благополучии», а ты обещаешь его всем, где набрать всем земляники?.. Для того, чтобы трое имели блага, трёмстам придётся трудиться, не покладая рук, практически ничего не имея для себя?..

- Правильно! Но я говорю только то, что эти человечки хотят слышать. Я намеренно не говорю, что для этого нужно ещё и думать, - зачем?.. Это и так умному понятно, а дурак… в этом и есть весь смысл проекта! Поэтому думающие будут иметь всё, а глупые создавать для них блага. Глупых много, но каждый из них хочет быть «достойным», и думает, что он «умный». Смысл проекта и в том, что они не понимают того, что «достойными» не могут быть все. Но каждый из них, думает только о себе, мнит из себя!.. Глупые! – Найка продолжал смеяться.

- Найка, но ведь это нечестно!.. – возмутился Ненайка.

- Конечно, нечестно!.. – цинично улыбался Найка, - …А почему я должен быть честным с тобой… или с кем другим? Ты, - это ты. А я, - это я! А те… - Найка махнул в сторону зала рукой, - …хотят верить? Пусть верят! Они сами себе выбирают дорогу. Ты посмотри, какие они в зале сидят надутые? И все видят себя на идеальном шоссе!..

- Найка, но ведь те человечки, что попали на земляной тракт, ведь их ждёт голод, холод, нищета и забвение… Тебе их не жалко?..

- Жалко?.. Да я даже думать об этом не хочу. И о них не хочу. Каждому, - своё!.. Тебя Ненайка тоже вот сейчас, даже без прохождения тестов, просто вышвырнут на тракт, и я уже через десять минут перестану о тебе думать. Всё, - тебя нет! Ты червь! И имя таким, - легион!..

Ненайка лежал на обочине земляного тракта прямо посреди грязной лужи. Мимо него уныло брели угрюмые человечки. Они совершенно не обращали на него внимания. «Вот так!.. А вчера ещё подошли бы. Помогли, проявили заботу, участие!..» - с горечью подумал Ненайка. Люди просто шли, - потухший взор, опущенные плечи, усталая походка. Ни слова, ни полслова соседу, их много, но как будто не замечают друг друга. «Толпа какая-то, а не люди!..» - думал Ненайка. Он поднялся и пошёл со всеми. Назад пути нет, а что там впереди, - за туманом будет видно. Он хоть и был очень расстроен, но не тем, что попал на тракт, а не на прямое шоссе, он понимал, что тот, не его путь, что он не сможет жить в роскоши, видя, как прозябают другие. Ему было просто обидно за глупость человеческую. За то, что человечки так быстро сломались, поверили нечистоплотному Найке и ему подобным. За то, что не смог он, или кто другой, прочно утвердить вчера в головах человечков высокие моральные принципы, такие как: любовь к ближнему; творить благо, ради блага; что высшее счастье, - это быть свободным от материальной зависимости!..

«Мы ещё встретимся, Найка!..» - Так думал Ненайка-украинец, бредя по своему пути.

31. 01. 2012 год ТКАЧ

Г. Константиновка Александр Иванович

Донецкая обл. К.т. +380990188540
Категорія: Мої файли | Додав: GOR
Переглядів: 578 | Завантажень: 0 | Коментарі: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *:
Пошук

Друзі сайту
  • Рукопис